Ролевая около Наруто

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая около Наруто » Принятые » Таюя-сама


Таюя-сама

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Фамилия, Имя
Hokumon no Tayuya/ Хокумон Таюя

2. Возраст
24 года

3. Внешность
Хрупкая, небольшая девушка. Азиатские корни аккуратными чертами лица и формами тела проглядывают сквозь западный темперамент одного из родителей. Большие карие глаза, элегантно сужающиеся как у бабушки, изначально чёрные сильные волосы, тонкие брови, высокие скулы, чуть впалые щёки. Но выглядеть обычно, обыденно, обыкновенно не по нутру бунтующему существу. Волосы покрашены в коралловый цвет и почти всегда торчат в стороны. Неизменная прядь между глаз. Яркая, вызывающая, но удивительно гармоничная одежда. Несколько проколов в ушах, забавные заколки, постоянные кейсы, цветные кожаные портфели. Она не привыкла подчёркивать женственность, и стиль часто уползает в сторону унисекса, заставляя девушку мотать деньги в магазинах мужской одежды и аксессуаров. Предпочитает удобную одежду, но иногда, когда очень-очень сильно поёт душа, она надевает вещи, совершенно для неё не характерные, но всё равно подстраивая их под свой образ. Любит солнцезащитные очки и ненавидит кошельки.

4. Характер
Резкая, грубая, своенравная, знающая себе цену, но серьёзная и вдумчивая. Её отношение к людям зависит от качества кофе с утра, свежести постели, професии собеседника и предыдущего общения с ним. Многих она презирает по статусу и скучности работы, но бывают исключения. Ненавидит глупых, упёртых баранов. В общении со всеми использует крепкие словечки, количество, нецензурность которых возрастает, когда появляются серость и глупцы. На работе не терпит пререканий. Часто светится в клубах со странными людьми и странной музыкой, то и другое любит, отчего матерится. Непрочь выпить и постоянно курит. Вообще её тяжело представить где-либо кроме баров, окрестностей подиумов и закоулков Хирадзюку. Привязчива, но разборчива. К себе подпускает только избранных, с которыми чувствует себя комфортно.
Но загнать Таюю в рамки глупой, взрывоопасной грубиянки никак нельзя. Она умна, с чем нельзя спорить. При необходимости и желании толкает объёмные, культурные, содержательные монологи. Не страдает словоблудством. Другое дело, что иногда не может сдержать себя, и тогда держите её семеро. Но это случается редко. Всё же грязный язык — скорее осознанная привычка, нежели показатель ограниченности.
Любит поспать. Любит свою работу и музыку. Любит шоколад и эспрессо. Ненавидит тёплый пол, тосты, весну, собак. Любит движение, но ленива. Исполднительна, если это ей самой надо. Любит людные места, шокировать публику, придумывать ругательства. Мечтает завтракать на балконе или подоконнике. С мобильником поддерживает сложные, противоречивые отношения. Любит путешествовать. Но через какое-то время начинает тосковать по Токио.

5. Биография
Таюя родилась в обеспеченной, уважаемой семье. Отец — посол Канады в Японии, мать — японка, служащая в госаппарате. Девочка росла, ни в чём не нуждаясь, получая тепло от нянь, гувернанток, в скорости скончавшейся бабушки. Родители всегда были заняты и появлялись дома лишь к вечеру. Они любили свою дочь, но просто не могли ей уделять больше времени, чем вечера будней и редкие выходные. Стараясь загладить вину, они потакали всем капризам, находили лучшее из лучшего и дарили, дарили, дарили. Чуть погодя малышка поступила в престижную школу, где не отличалась ни успеваемостью, ни прилежностью, потом, услышав в ресторане — семья имела обыкновение ужинать по выходным в ресторанах — зажигательные узоры джаза, отправилась в музыкалку, где и проводила почти весь день, возвращаясь домой уже затемно.
Так прошло несколько лет. Эгоистичная, избалованная, обделённая вниманием родителей, она медленно, но верно становилась всё неуправляемее, своенравнее; прогуливала школу и весь день играла на трубе. От одноклассников набиралась ругательств, которые не уставала употреблять в каждом предложении, от чего не избавится никогда. Но многое вскоре придётся переосмыслить.
Девочке двенадцать лет — прекрасный возраст. Очередной дорогой подарок осел в неуравновешенной комнате, и дни неустанной, обыденной цепью тянулись куда-то вперёд и вверх. Но, 25 июня, в жаркий дождливый вечер, машина с четой Хокумон на перекрёстке в Гинзе столкнулась с автобусом. Семнадцать раненных, двое погибших. В этот день Таюя, придя домой, не дождалась родителей к ужину. Треск телефона потревожил замерший холодный рис и озябшее мясное рагу. Звонили по родителям.
Похороны, бумажная волокита, увольнения, множество взрослых теней, дожди. Всё крутилось в медленном, тягучем танце, захватившем весь мир. Какое-то время за девочкой приглядывала добрая няня, но вскоре и она ушла, оставив Таюю с потрясённой душой, приличным наследством и трубой, зажатой в тонких, дрожащих пальцах. Родственников по материнской линии не было, а по отцовской были слишком жмотливыми, чтобы лететь через океан ради ребёнка. Через короткое время малышка приходит в себя — по идее ничего особо не изменилось, просто больше не будет семейных посиделок за ужином и сюрпризов на день рождения. Всё просто. Она бросает школу и с ещё большим рвением занимается музыкой, покоряя всё новые и новые произведения, овладевая новыми приёмами и стилями. Ещё до окончания курса её берут в небольшой, но весьма преуспевающий джазовый оркестр. С получением диплома появляется большая свобода. Девочка ходит по разным залам, даёт концерты с маленькими группами, пристраивается в камерный оркестр. Естественно, это всё не падает на голову чудо-ребёнку. Она поставила цель, знала как её добиться и сделала. Тем более что больше её ничто кроме трубы не интересует, не отнимает время, силы, мысли, не заставляет двигаться вперёд. Днём она репетирует, вечером играет, ночью учит, утром спит, днём репетирует, вечером... После очередного концерта в маленьком клубе её просят пройти к вооон тому столику. И это тоже поворотный момент.
Освещённый слабым холодным светом в углу царил худой тёмноволосый мужчина с бледным лицом и язвительными глазами. Он предложил присесть и выпить, что девушка предпочитает? Сок? Воду? Пиво. Хорошо. После первого глотка он представился, дал визитку, сказал, что давно приметил её и хочет предложить играть в его новой группе. "Ну как тебе?" Твёрдая карточка мялась в сомневающихся руках. Она слышала это имя, слишала о коварстве и бесчестии этого человека, но так она сможет выбиться в ещё более высокие круги, ведь всё ещё, многие, обосновывая отказы, говорили, что трубачка хоть и талантлива, но слишком мала для "серьёзной" музыки. Ползающая у ног тишина подгоняла. Да или нет? А что ей терять? "Согласна"— "Умница, детка, приходи завтра по этому адресу к часу. До встречи." С этой секунды началась новая жизнь. Точнее она лишь казалась новой, в целом, опять же, ничего не изменилось: снова музыка, репетиции, люди вокруг. Какое-то время компания малолетних, эксентричных, эгоистичных музыкантов обживалась, до этого никто из них не участвовал в подобных проектах, не был повязан на долгое время статичным коллективом, не зыписывался на студиях, не участвовал в больших конкурсах исполнителей рок-музыки, не был под контролем всевидящего, всезнающего, подлого продюсера. Таюе было тяжело. Единственная девочка в исключительно мужском окружении, под вечным давлением Орочимару, с безупречной техникой и с великолепными импровизациями, но вечно цапающаяся, ругающаяся со всеми. Это был сильный стресс. Требования росли, ритмы накручивались, а ей было всего шестнадцать лет. Постепенно "пятёрка" срослась, сложились отношения, привязались прозвища, появились общие темы. Все были хороши и виртуозно владели инструментами, но харизматичнее всех оказались Сакон и Укон, около которых и крутилась Таюя. И неудивительно, что потом, когда группа, не выдержав конкуренции с более молодыми, менее экспериментальными испольнителями, распалась, именно близнецы предложили девушке работу. Но обо всём по порядку.
"Пятёрка звука" просуществовала три года. За это время они записали четыре альбома, побывали не телевидении, поучаствовали в фестивалях под открытым небом, завовевали узкую, но очень искушённую аудиторию, успели поразить Японию в самое сердце традиционализма. С каждым днём Орочимару улыбался всё кровожаднее и кровожаднее, выдавливая все соки из подчинённых, работая на максимум, укрепляясь в сознании гениальности своего творения, но это было обманом. Себялюбивая заявка на конкурс молодых исполнителей давала большие надежды, которые разрушились на самой финишной черте. Их обошла другая группа. Юные и талантливые, имеющие большую поддержку у публики, более понятные тексты и аранжировки, взяли первое место, язвительно улыбаясь в камеры. А "пятёрка" распалась, ведь жить с таким позором великий змееподобный не мог, потому, разорвав все контракты, сбежал на остров в шикарную виллу лелеять мечты об одном из победивших. Но это другая история.
Ребята же, которым было к тому моменту по девятнадцать лет разбрелись кто куда. Разошлись как в море корабли, практически не попрощавшись. Таюя вернулась к оркестрам, клубам. Теперь устроиться было легче, но сама работа уже не доставляла удовольствия. Девушка всё больше играет дома, и всё меньше выходит на сцену, денег у неё было достаточно для такой жизни. Возвращаться обратно в большой круговорот не было желания, он оказался не таким сказочно-прекрасным. Так что когда ей через полгода позвонил Сакон и предложил зайти, мол, нужна помощь, она с радостью отправилась по указанному адресу, где обнаружила небольшой магазин одежды, как позже выяснилось, придуманной и сшитой близнецами. Они и раньше творили, но делали это урывками, ночами, а после распада группы образовалось много свободного времени... Ну говорить, что модели были великолепными, дерзкими, яркими, не надо, и что трубачка пришла в полный безвозвратный восторг, тоже. А вот причина звонка до сих пор не раскрыта. Но тут всё довольно просто: парням нужен человек со вскусом, который сможет помочь им организовать небольшой, самодеятельный показ здесь, на одной из улиц Хирадзюку. А так как стиль Таюи им знаком и родственнен, выбор пал на неё. У неё есть два месяца. Идёт? И звучит уже второе значительное "да" в жизни. Отведённый срок она тратит на прохождение ускоренных курсов для визажистов, покупку косметики, изучение коллекции, проработку образов, а ещё делает себе совсем парадоксальные причёски и макияж и по ночам истерично играет джаз и партии из композиций Заппы.
Показ прошёл на ура. Обитатели Хирадзюку прозрели, получили удовольствие и тут же утратили крупные суммы денег. Близнецы были довольны, а Таюя решила продолжить работать в мире моды. Ночами она зарабатывала деньги игрой в клубах, чтобы оставить их в кассах многчисленных курсов, школ, мастер-классов, салонов, магазинов. Раз в год Сакон и Укон устраивали показы, неизменно приглашая Таюю, её заметили и другие дизайнеры, стали звать к себе, невольно раскручивая новую звезду подиумных задворков. Перекатываясь с одних рук в другие, она зарабатывала большие деньги, но всё ещё играла. Играла уже для себя, и уже было совершенно не важно где и с кем.
Год назад её пригласили в новое место, которое было и по сей день остаётся одним из самых влиятельных модных агенств в Японии. Это было откровенным признанием её таланта. На площадке она встретилась с Темари, давнишную знакомую, которую не видела годы, с самого погубившего её музыкальную карьеру конкурса. Оказалось, что принцесса теперь работает моделью, и, недолго думая, девушки решили работать дуэтом, что было выгодно обоим и возрождало стародавние приятельские отношения.
С тех пор мало что изменилось. Таюя всё так же работает стилистом, всё так же при Темари, всё так же знаменита в профессиональных кругах, всё так же играет по ночам, всё так же пьёт и ругается. Единственное — теперь она уже как три месяца живёт в отеле Нью-Йорка, скучая по Токио и Сакону с Уконом.

6. Пробный пост
Мелодичный звон колокольчика нарушил тишину, обозначив тонкую грань между снаружи и в.
— Добро пожаловать!— учтивый поклон узких, улыбчивых, окруженных морщинами глаз.— Вы записаны?
— Угу. На стрижку.
— Хокумон-сан?
— Да.
— Проходите, пожалуйста. Присаживайтесь. Мастер сейчас подойдёт.

Жужжание кондиционера и фена в дальней комнате, ненавязчивое присутствие радио, ароматы химии и бодрящего кофе. Она гримасничала перед зеркалом, крутилась, подёргивая густые, длинные чёрные волосы. В голове носились сумбурные мысли. Это был солнечный день в конце августа, когда жара ещё не знает отступать или нет, а темнеет около восьми.
— Простите, что заставила Вас ждать. Есть какие-то пожелания?— худые пальцы аккуратно-вежливо дотронулись до локонов у левого уха. У девочки не было заготовленных планов, мыслей. Она никак не могла определиться, чего бы ей хотелось больше, и каким образом лучше выразить свой бунт. Карие глаза прищурились, разглядывая худое, дерзкое отражение. Пустота в голове.
— Подстригите вот до сюда,— она небрежно чиркнула по белой шее, секунду помолчала, разглядывая потолок.— И покрасьте к синий. Нет, в красный. Да, красный,— кивнуть самой себе, откинуться на спинку. Нужно было что-то менять: последние два месяца она безвылазно сидела дома. А недавно кончился рис и туалетная бумага, так что волей-неволей пришлось выползти на свет Божий, под палящее солнце и тяжесть влажного воздуха. По-тихоньку она опять втянулась в жизнь окружающего мира, снова став активным потребителем гамбургеров и суши, дарителем музыки в ближайших захолустных барах. И вроде как всё стало как обычно, но что-то изменилось, и это "что-то" требовало поменять кое-что и в себе. И вот она здесь, поливаемая горячим душем, с задранной головой и язвительными глазами.
Это был солнечный день в конце августа, когда стрелки часов уже неугомонно несутся к вечеру, а душа летает где-то в метрах трёх над землёй. Она шла по улице с пакетом фаст-фуда, а волосы, не адекватно воспринявшие новый цвет, коралловым безумием торчали вверх и в стороны. Она была рада. Чуть подпрыгивая на каждой четвёртой, она шла по чопорной Гинзе, чтобы утвердиться, чтобы понять своё место, чтобы жизнь осознала, что её не сломишь, и что смерть родителей не такая уж и большая потеря, и что она выживет и обязательно станет знаменитой и самой яркой. И плевать, что до этого она сидела в плотно зашторенной комнате, почти не ела и только играла блюз. Ведь сейчас она была самым ярким пятном ближайших двадцати кварталов, а скоро станет самой знаменитой и в Хирадзюку, вот увидите! Обязательно. Сто пудово.

7. Связь с Вами.
Skype: burijiitto

0

2

Опиши тот момент и предварительные обстоятельства, когда Таюя решает "катись оно к чертям, брусничной буду". Может есть интересная история которая подвела к такому самовыражению, может спонтанно все, под горячую руку, а потом привыкла)

0

3

Закончила

0

4

принята) стопудово.

0


Вы здесь » Ролевая около Наруто » Принятые » Таюя-сама


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно